Жертва и агрессор. Треугольник Карпмана. Инструкция для обеих сторон

Жертва и агрессор. Треугольник Карпмана

Был запрос про женщин-агрессоров, но я переиначу.

Я не люблю ярлыки: абьюзеры, зависимые, нарциссы. Клеймо означает, что один из нас человек конченый, а не «мы вдвоем складываем наши отношения так». Отношения они как бы между, и в них участвуют двое.

Давайте поэтому рассмотрим ситуацию абьюза с более реальной стороны: как полноценные отношения жертвы и агрессора. Читать обеим сторонам. Пол героев главных ролей является несущественной частью.

 

Итак. Всегда есть двое, и никогда один. Жертва и агрессор нашли друг друга. У обоих за плечами глубокая боль, идущая из детской истории, когда движение любви было прервано. Обычно это движение к матери. ТОГДА ребенком были приняты РЕШЕНИЯ, так и не пересмотренные во взрослом возрасте.

У жертвы – «я сделаю все, лишь  бы ты меня полюбил». Жертва не чувствует, что она ценная, что достойна любви и она становится нужной/полезной. Жертва терпит, спасает …. и провоцирует. У жертвы решение «к».

Агрессор ненавидит себя за то, что когда-то ему сделали больно. За то, что он был слабым и позволил это сделать с собой. У агрессора решение другое -«от»: «я больше никогда никому не позволю причинить себе боль».

И вдвоем они бесконечно проигрывают детское: «мама от меня отвернулась, и мне очень больно».

У обоих внутри мысль о себе: «меня нельзя любить таким, какой я есть». Каждый из них не верит. Каждый из них не в контакте с той своей пораненой частью. Поэтому один постоянно сомневается в себе и «бьет», защищаясь. Второй – постоянно сомневается и пытается заслужить любовь.

Но по сути оба из них жертвы. Лишь кажется, что у агрессора более сильная позиция.

 

Агрессор не может выйти из круга, так как видит альтернативу только в слабости – стать жервой. И это ему не подходит.

Жертва не может выйти из круга, так как видит единственную альтернативу в том, чтобы стать агрессором. Ей это тоже не подходит.

Иногда они принимают альтернативу и как будто бы меняются местами, парадоксально оставаясь в той же точке боли.

Надо исцелить себя того – пораненного. Важно провести переосмысление.

ДЛЯ АГРЕССОРА:

  1. А что все-таки ценного в отношениях? И если человек ценен – зачем я поступаю с ним так?
  1. Кого я вижу на месте своего партнера? И я наказываю его, хотя эти чувства предназначены кому-то другому.
  1. За секунды до вспышки гнева, чего я испугался? Какое чувство, какая мысль оказались невыносимы? (Задаваться этими вопросами каждый раз)
  1. Что за боль, сомнение, страх постоянно терзают меня изнутри? Проходят фоном жизни?
  1. Могу ли я просто стоять в своем страхе, гневе, расстройстве, не сливая напряжение на партнера? Сказать «я злюсь, я расстроен», и не продолжать? Просто «я злюсь». Без «я злюсь, потому что ты…».

Важная мысль про ответственность. Если никто не виноват, то кто тогда виноват (читай: ответственен) – я? Как вам с этой мыслью?

  1. В точке боли: какой позитивный опыт есть в том, что со мной случилось?
  1. Выносить в себе прощение, где – «это в прошлом, и это больше меня не трогает».

Вопросы ДЛЯ ЖЕРТВЫ:

  1. ЗАЧЕМ ВАМ ВСЯ ЭТА СИТУАЦИЯ?
  1. Есть ли тот, ради кого я поддерживаю свое страдание? На чьих глазах я хочу продолжать страдать? Кому я демонстрирую свое страдание? Кто должен увидеть?
  1. Есть ли грань, предел терпения после которого – только расставание? Какова эта грань?
  1. Положить внутрь себя мысль и лелеять «я ценный», даже если кто-то когда-то от меня отвернулся.
  1. Научиться принимать любовь. Любовь возможна просто за то, что я есть. И больше для этого не нужно быть каким-то (удобным, добрым, милым, помогающим). Нужно просто быть.

Нет никакой разницы в том, какого пола наши главные герои. Кроме той лишь социальной разницы, что мужчина, являющийся жертвой женщины-абьюзера не получит за это социальной поддержки и будет стыдливо страдать в одиночестве.

Был ли вам полезна эта статья? Чем?