Тело есть отражение нашей жизни

девушка йога

Тело отражает наше бытие.

В кино, если режиссер хочет показать гадкую сварливую бабу – он никогда не выберет на эту роль высокую и стройную красавицу. Он возьмет некрасивую согбенную старуху с гримасой отвращения ко всему живому на лице, шаркающую ногами и везде сующую свой длинный крючковатый нос.

Зато красавице можно приписать другой порок – высокомерие, презрение к другим. И порок этот будет отчетливо проступать в ее внешности. Она будет пряма как палка. Подбородок задран вверх. Мы увидим в ней отсутствие живости. Косность в движениях. Ведь здоровое – оно всегда гибкое и играющее. Собственно, и красотой это быть сразу перестает. При более близком рассмотрении красавица перестает ею быть. Прелесть блекнет. Ведь красивое равно здоровое.

Мы интуитивно чувствуем эту связь.

Но как часто бывает – игнорируем эту закономерность в отношении самих себя. Предпочитаем закрыть на нее глаза либо совершаем искаженный мыслительный акт: другие виноваты сами, а у меня все время обстоятельства, обстоятельства.

Если я сутулюсь и с трудом хожу – то, лично у меня, это оттого что сколиоз, и мама в детстве уронила. И уж, конечно, это никак не говорит о моей душе и жизни. Они прекрасны. Просто заперты в этом отвратительном, мешающем, предательском, болезненном теле.
А правда в том, что в отвратительном теле не может быть ничего, кроме отвратительной души.
Душонка эта вечно жалуется, всем недовольна. Она привыкла страдать и бояться. Она обвиняет других. Требует всего от всех и ничего от себя. Требует, но сама ничего не дает.

А не говорят ли шаркающие ножки нам о том, что мы с трудом идем по жизни? Что уже почти мертвы? Или что мы заставляем себя идти по тому пути, по которому уже НОГИ НЕ ИДУТ.

А согбенная спина – о том, что навалилось. Вернее, взвалили или позволили взвалить? Или о том, что так страшно, что хочется уменьшиться в размерах. Пригнуться – авось пронесет и не заметят.

Или о том, что чувствуем себя внутри настолько ничтожными и недостойными любви, что хоть бы никто не заметил этой нашей ничтожности.

Вот только вопрос. Кто решает, ничтожны мы или нет? Кто решает, достойны мы или недостойны?
А если мы сами выносим себе такой приговор, то уж конечно не можем ожидать, что кто-то другой придет к иному мнению.
Мы сами – мера всех вещей. И сколько себе отмеряем – столько и дано нам будет.

Если Вам понравилась статья - порекомендуйте, пожалуйста, ее своим друзьям или поделитесь цитатой из нее. Также Вы можете сохранить статью к себе на компьютер или телефон.